Отряд не заметил потери бойца...

Отряд не заметил потери бойца
Гренада, Гренада, Гренада моя…

За всеми этими «большими встречами» как-то прошла незамеченной новость о прекращении полномочий (отставка) судьи Конституционного Суда Подгрушы В.В.
А, ведь, это целая эпоха ушла. Подгруша была последней судьёй КС «первого» набора, 1994-го года, последний из конституционно-судебных могикан.  

Её исход был в принципе предсказуем, т.к. будучи 1949 года рождения (20.02., если инторнеты не врут), в 2019 году она достигала 70-летия – предельного возраста для судьи КС РБ.

Нельзя сказать, что я испытываю к Подгруше какой-то негатив (да и Василевича Г.А. уже давно мысленно отправил в папку «Корзина»), а про моё существование она и вовсе не подозревает. Но пройти мимо этой новости никак не могу.

Знакомство (заочное и одностороннее, разумеется) с В.В. Подгрушей прошло у меня немного своеобразно: я долго (курса 2 универа) думал, что «Заслуженный юрист Республики Беларусь Подгруша В.В.» зарабатывает себе на хлеб насущный, готовя статьи по гражданскому праву для СПС Консультант Плюс. А потом как-то выяснилось, что это еще и судья Конституционного суда. Неудобно получилось. (Я, полагаю, это говорит о скромности В.В.)

Я, признаться, немного надеялся, что она устроит «демарш» и подаст в отставку до конца 2018 г., дабы развести празднование #четвертьвекаправления прэзидэнта и свое четверть века пребывания в должности судьи КС (пусть и с апреля 94-го). Но нет. Оба события пройдут в один год.

В итоге, ее отставка стала даже слегка трагикомичной. Она уходит из КС после почти 25 лет службы Конституции, а народ гадает в каком году #первыйИединственный будет выдвигаться на 6-ой последовательный срок: в 2019-ом или 2020, в 2020-ом или 2019?

Можно ли этот факт записать в ее legacy? Думаю, это будет справедливо, раз уж Подгруша пребывала в должности судьи КС с 1994 до 2019 года.     

Еще один забавный момент: она уходит из КС в момент когда президент дает поручение судьям Конституционного суда (Sic!) подготовить новую конституцию (поправки или что там, не суть важно). Я к тому, что ее второй срок (или первый, согласно поправленной Конституции) тоже начался в связи с принятием «новой» Конституции. Тогда, правда, поправки написали не судьи КС (ну или не все из них : ) и точно не целиком Суд, как гос.орган). А вот пообсуждать эти будущие поправки судьи КС смогли.

Я уже как-то писал про круглый стол, прошедший в КС 9 сентября 1996 г. и опубликованный в Вестнике Конституционного суда Республики Беларусь/1996 №3 (стр. 62-75). На нем обсуждались проекты поправок в Конституцию от Президента и Верховного Совета (группы депутатов).

В.В. Подгруша тогда прямо высказалась: «А как следует оценивать норму, позволяющую вести отсчет срока полномочий Президента со дня вступления новой Конституции в силу? Ведь фактически речь идет о продлении срока полномочий Президента до 7-8 лет, минуя выборы».

Ну, что же, автор этих гневных строк [Подгруша] уходит в отставку в ситуации, когда ограничений по количеству переизбраний, уже в принципе нет. Скоро будет шестое.

И это тоже мы включим в legacy Валентины Васильевны.

Ну а больше я даже и не знаю, что написать о наследии судьи Подгрушы. Стопитсот статей в журналах и СПС? Но это и несудьи могут похвастаться такими результатами. Стопитсот упоминаний фамилии в решениях КС, но большинство из них вынесены в рамках предварительного конституционного контроля (спойлер!, усё гуд!).

Вот такой вот сухой остаток. Хотелось бы, конечно, чтобы кто-нибудь взял у В.В. интервью и спросил, есть ли поводы для сожалений. Но, ранее отмеченная скромность судьи, скорее всего и станет препятствием для интервью.    

Обнародован проект Закона Республики Беларусь «О персональных данных»

На общественное обсуждение (Правовой форму Беларуси) вынесен проект Закона Республики Беларусь «О персональных данных».

Срок обсуждения - до 11 августа 2018 г.

Текст проекта предоставлен НЦЗПИ.

Животные в шаге от потери права на обращение в федеральные суды США

Все никак не завершится эта история с авторскими правами макаки Naruto, которые отстаивали зоозащитники из PETA.

Вначале зоозащитники своими неуклюжими действиями добились того, что федеральный окружной и апелляционный суды подтвердили, что у животных нет авторских прав.
Но, была одна проблемка, обе инстанции должны были следовать прецеденту (Cetacean Community v. Bush), согласно которому ст. 3 Конституции США истолковывалась, как не препятствующая животным быть истцами в судах. 

При этом федеральный апелляционный намекал, что он следует этому прецеденту, пока он не будет пересмотрен.

И вот, апелляционная тройка sua sponte (по собственной инициативе) направила сторонам по делу запрос на предмет необходимости пересмотра их решения уже en banc, т.е. большинством от полного состава 9-го фед. апел. суда (типа нашего Пленума).

Если в итоге будет принято решение о пересмотре постановления Naruto v. Slater, есть вероятность, что в США зоозащитники не смогут подавать иски от имени животных в принципе. Судам не придется выяснять имеются ли в федеральных статутах ясные и недвусмысленные позволения животным обращаться в суд (как это было сейчас). Подобные иски будут отклоняться автоматически.

И все из-за головокружения от предшествующих успехов парочки юристов-зоозащитников, решивших ухватить черта за бороду в такой либеральной Калифорнии.

Суд США отказал животным в праве подавать иски о нарушении авторских прав

Свершилось.

Апелляционный суд 9-го округа США вынес итоговое решение по делу Naruto v. Slater.

Напомню, зооправозащитная организация PETA (People for Ethical Treatment of Animals - Люди за этичное обращение с животными) подала от имени индонезийской макаки Наруто иск о нарушении ее авторских прав против фотографа Дэвида Слейтера.

А началось все с того, что фотограф позволил обезьяне сделать сэлфи его фотоаппаратом. Потом Слейтер опубликовал снимки сэлфи под своим авторством, они попали на Викисклад под свободной лицензией с последующими пререканиями фотографа с Викимедиа, а потом PETA, назначив себя next friend (представитель недееспособного) макаки, подала в суд на фотографа.

Итог - суд первой инстанции отказал в иске. Суд второй инстанции - вначале отказался прекратить дело и отменить решение первой инстанции, а 23 апреля и вовсе указал, что животные не обладают правом обращаться в суд с исками о нарушени их авторских прав (которых, следовательно, у них нет).

Интересно, что в США суды интерпретировали раздел 2 статьи 3 Конституции США, как не ограничивающий животных в праве обращения в суды (дело Cetacean Community).
Впрочем, апелляционный суд в деле Наруто намекнул, что можно было бы пересмотреть этот прецедент.

Открытым же пока остается вопрос о принадлежности авторских прав на снимок, сделанный животным. US Copyright Office подобные произведения регистрировать не собирается. Т.е. лишает их защиты.
Но, думается, все закончится очередным судебным разбирательством - но уже по поводу наделения человека авторскими правами на произведения искусства, сделанные животными.
   
Зоозащитники не могут быть представителями животных
Отмечу, что прежде всего, апелляционный суд остановился на вопросе статуса зоозащитной организации, самостоятельно решившей защищать авторские права обезьяны. Лучше бы они этого не делали.

Апелляционный суд указал, что зоозащитники не могут претендовать на статус  представителя недееспособного (next friend) в отношение обезьяны, т.к. отсутствует существенная связь между организацией и обезьяной и есть сомнения, что зоозащитники искренне преданны наилучшим интересам подопечного (макаки).

Во-первых, по мнению суда, зоозащитники не доказали, что их связь с конкретной обезьяной "Наруто" более существенная, чем с любым другим животным.

Но, даже если предположить наличие этой связи между PETA и макакой Наруто, то в любом случае, закон не предусматривает для животных возможность иметь next friend (представителя). Если бы Конгресс желал этого, он недвусмысленно предусмотрел бы на эту возможность в законе. 

По этому поводу был также процитирован Верховный суд США:
Какими бы достойными и возвышенными не были мотивы представителей недееспособных (next friends), они неизбежно создают риск превращения настоящего участника процесса (недееспособного) в пешку, передвигаемую по шахматному полю большЕго размера, чем его реальное дело.

В-вторых, суд счел себя обязанным отметить, что зоозащитники не сумели оправдать звание представителя недееспособного (эта часть судебного решения была скорее сарказмом):

Хотя суду представлялось, что иск касается требований макаки, в мировом соглашении PETA и Слейтера, макака не упоминалась в качестве его стороны, и ее требования не урегулировались.
Однако же, зоозащитники несомненно кое-что получали от мирового соглашения с фотографом (25% доходов Слейтера от продажи снимков "селфи" Наруто на благотворительные нужды), хотя и не что-то, что непременно перепадет и макаке.

А после ходатайства о прекращении дела и отмене решения нижестоящего суда получилась, что обезьяна и вовсе теряла своего защитника: ее предполагаемый "friend" отрекся от наиболее значимых ее требований в попытке, как оказалось, воспрепятствовать появлению судебного решения, противоречащего институциональным интересам организации зоозащитников.

Судьям было также интересно, если бы макака осознала суть этих действий зоозащитников, то предъявила бы она им иск о нарушении доверительных отношений, за неспособность поставить ее интересы выше их собственных?


Поставило суд в замешательство и то, что PETA, заявляя на своем сайте, что "животные не принадлежат нам, чтобы питаться, одеваться, экспериментировать, развлекаться или вредить им каким-либо образом", тем не менее, как представляется, использовала макаку в качестве безмолвной пешки в своих идеологических целях.

Тем не менее, суд решил, что  невозможность НГО зоозащитников быть представителем животного, не лишает животное права обращаться в суд. 

Конституционное право животных на обращение в суд
Суд, основываясь на раннем прецеденте (Cetacean Community) пришел к выводу, что ч.2 ст. 3 Конституции США не препятствует животным обращаться в суд. Причем сделать это они могут и без next friend (представителя недееспособного), а через адвоката, самостоятельно назначившего себя.

Но, процессуальная правоспособность определяется не только положениями ст. 3 Конституции США, но и федеральными законами, на что указывает сама Конституция. Поэтому несмотря на благоприятное для животных истолкование ст. 3 Конституции, отсутствие в Законе об авторском праве ясной и недвусмысленной возможности для животных быть авторами, лишает их права на обращение в суд с исками о нарушении авторских прав.      

Референдум-95: "откат системы" возможен?

Одним из аргументов Конституционного суда (Заключение от 15 апреля 1997 г. № З-56/97) об обязательном статусе референдума-96, в части вопроса поправок в Конституцию, был вывод о сохранении действия первоначальной редакции Постановления Верховного Совета от 06.09.1996 г. № 578-XII, предусмотревшего именно обязательный референдум в данной части (проекты поправок Конституции от президента и парламентариев (фракция аграриев).

Что касается Постановления Верховного Совета РБ от 05.11.1996 г., изменившего обязательный статус референдума-96 на консультативный (по требованию Конституционного Суда от 4 ноября 1996 г.), то оно не предусмотрело дату введения в действие данного постановления. В нарушение ст. 54 Закона о Верховном Совете, предусмотревшей, что  постановления имеют обязательную силу с момента, определяемого Верховным Советом.

А Постановление ВС РБ от 06.11.1996 г. № 762, исправившее это упущение, в свою очередь не предусмотрело дату введения в действия уже в отношение себя. Получилось, что оба постановления были юридически недействительны.

Т.е., по мнению КС РБ, от соблюдения норм Закона О Верховном Совете зависит юридическая действительность постановлений ВС РБ.
--------------------
Интересно, что Пастанова Вярхоўнага Савета РэспублікіI Беларусь ад 13 красавiка 1995 г. N 3728-XII "Аб правядзеннi рэспублiканскага рэферэндуму па пытаннях, прапанаваных Прэзiдэнтам Рэспублiкi Беларусь, i мерах па яго забеспячэнню", также не предусмотрела дату своего введения в действие...

Так что "откат системы", выражаясь языком антивирусов, будет не так уж трудно провернуть.

Смертельная коллизия

Наша ніва сообщила об очередном кандидате в "смертники". Несколько лет назад в Подмосковье две бригады белорусов-лесорубов что-то не поделили: четверо в состоянии алкогольного опъянения избили трех соотечественников,двух до смерти, третий выжил. Двоих беларусов осудили в Росии на 18 лет, еще двое сбежали в Беларусь, где один был "благополучно" убит, а последний недавно пойман и скоро предстанет перед судом.

Интересная ситуация получается.

Преступление, предположительно, совершено белорусом на территории иностранного государства. Согласно ст. 6 УК РБ, Беларусь может осудить данное лицо у себя дома и по своему уголовному закону, т.к. в России этот беларус не был осужден, а вменяемое деяние также и там признается особо тяжким преступлением.

Но, есть загвоздка, в подобных ситуациях действуют правила ст. 6 УК РБ: при осуждении указанных лиц наказание назначается в пределах санкции статьи УК РБ, но не должно превышать верхнего предела санкции, предусмотренной законом государства, на территории которого было совершено преступление.

Уголовный кодекс России также, как и Беларуси, предусматривает, в том числе смертную казнь за квалифицированное убийство (с особой жесткостью - ч. 2 ст. 105 УК РФ или ч. 2 ст. 139 УК РБ).

Но, в России действует de jure мораторий на назначение смертной казни: с конца 96-го года смертная казнь судами не назначается: в том числе, в связи с подписанием Протокола № 6 к Европейской конвенции о защите прав человека и основных свобод 1950 г. (плюс Указ Ельцина о поэтапном сокращении..., Постановление и Определение Конституционного Суда РФ).

Т.е., в случае осуждения белоруса на территории России, его ждало бы максимум пожизненное лишение свободы.

В Беларуси, формально, ему могут попросить смертную казнь. Если белорусский суд так и поступит - это будет фактически означать, что в РФ нет моратория на назначение смертной казни.

"Пикантность" ситуации и в том, что России должно быть безразлично на судьбу обвиняемого, ведь жертвы - также граждане Республики Беларусь.

Вот такая коллизия: или буква закона, или его дух. Конечно, белорусский суд может ограничиться пожизненным лишением свободы или даже "срочным" заключением. 

А ведь задержись в России, он никогда не столкнулся бы с возможностью расстрела: в России смертная казнь не практикуется, а в Беларусь, в случае гипотетической выдачи из иностранного государства, его отправили бы только после выдачи гарантий неприменения к нему смертной казни. 

Пробел в правовом регулировании исполнения смертного приговора

Смертная казнь в Республики Беларусь является правомерным исключением  из общего права каждого на жизнь, предусмотренного ч. 1 ст. 24 Конституции.

При этом допустимость смертной казни регулируется не только общими положениями ч. 3 ст. 24 Конституции (до ее отмены, исключительная мера, за особо тяжкие преступления, согласно приговору суда), но и обусловлена соблюдением общего обязательства государства защищать жизнь человека от любых противоправных посягательств (ч. 2 ст. 24 Конституции).

Хотя ч. 3 ст. 24 Конституции не говорит о характеристиках смертного «приговора суда», очевидно, что здесь есть отсылка к необходимости соблюдения других положений Конституции, касающихся процессуальных гарантий обвиняемых (ст. 22, 25-27, 60, 62, 109-115 Конституции).

Что касается общего обязательства защищать жизнь от любых противоправных посягательств, то здесь речь может идти о предупреждении неопределенно широкого круга нарушений права, способных поставить под сомнение соблюдение государством ч. 1 ст. 24 Конституции – право каждого (включая осужденных) на жизнь.

Это выглядит несколько парадоксально, но даже приговоренный к смертной казни сохраняет за собой право на жизнь, вплоть до момента выстрела. К примеру, если вместо пистолета, "палач" принесет отбойный молоток или гарроту/бензопилу/ледоруб, осужденный и прочие присутствующие при казни лица, имею право и даже обязаны бороться с "палачем" за жизнь смертника, вплоть до гибели "палача". Право на жизнь может быть реализовано через last minute clemency законодательство прямо не запрещает Президенту пересматривать отношение к помилованию одного и того же человека и издавать новый Указ, уже о помиловании. Наконец, могут появиться "вновь открывшиеся" обстоятельства, не позволяющие продолжать процедуру расстрела без того, чтобы не замарать совесть и вероятнее всего нарушить права смертника.          


На мой взгляд, одной из причин противоправного посягательства на жизнь человека (приговоренного к смертной казни) может стать пробел в ст. 175 Уголовно-исполнительного кодекса Республики Беларусь (УИК), которая не предусматривает, что приговор к смертной казни, вступивший в законную силу, обращается к исполнению, в частности, после получения официального сообщения Комитета ООН по правам человека (КПЧ ООН) об отсутствии нарушений права на жизнь осужденного либо о неприемлемости поданной жалобы, в случае если таковой осужденный обращался в КПЧ ООН и последний направил просьбу Республики Беларусь не исполнять смертный приговор до окончания рассмотрения жалобы Комитетом.

В настоящий момент УИК предусматривает в качестве предпосылок исполнения вступившего в законную силу смертного приговора отклонение 1) жалоб, направленных в порядке надзора, и 2) ходатайства о помиловании. Обе предпосылки исполнения смертного приговора конкретизируют соответствующие нормы Конституции (ст. 84; ст.ст. 60 и 115).

В тоже время Конституция предусматривает также право каждого в соответствии с международно-правовым актами, ратифицированными Республикой Беларусь, обращаться в международные организации с целью защиты своих прав и свобод, если исчерпаны все имеющиеся внутригосударственные средства правовой защиты (ст. 61).

Очевидно, что казнь осужденного, обратившегося в КПЧ ООН с соответствующей жалобой, до окончания ее рассмотрения, лишает смысла ст. 61 Конституции, т.к. осужденный в любом случае не узнает результата, а положительный для него результат рассмотрения не вернет его к жизни. В результате ст. 61 Конституции превращается не просто в декоративную норму, но даже издевательскую (над правом и моралью). 

Соответственно, выходом из сложившейся ситуации является дополнение ч. 1 ст. 175 УИК необходимостью дождаться от КПЧ ООН официального сообщения об отсутствии нарушений права на жизнь или неприемлемости поданной жалобы, как одной из обязательных предпосылок для обращения приговора к смертной казни к исполнению.

В качестве альтернативы можно предложить дополнение УИК нормой о моратории на исполнение смертного приговора на время подготовки и доставки жалобы в КПЧ ООН после получения официального сообщения об отклонении  жалоб, направленных в порядке надзора, и ходатайства о помиловании.

Разумеется, даже отсутствие подобной нормы в УИК не освобождает Республику Беларусь от обязанности добросовестно и уважительно обращаться с просьбой КПЧ ООН о приостановке исполнения смертного приговора до окончания разбирательств на международном уровне – pacta sunt servanda еще никто не отменял, равно как и comitas gentium (международная вежливость). Но, белорусские реалии таковы, что устранение пробела путем добавления конкретизирующей нормы, видится лучшим выходом из ситуации.

Отмечу, что приведенный аргумент не нов – мать осужденного за теракт в минском метро Владислава Ковалева, просила отсрочку исполнения приговора именно ссылаясь на ст. 61, т.к. жалоба в КПЧ ООН уже была подана. Развязка известна – через пару дней Верховный суд сообщил о состоявшейся казни. Впрочем, формально, здесь можно говорить о чересчур опоздавшей просьбе.

Дьявол кроется в деталях     

Read more...Collapse )

Будущий законопроект о персональных данных в Республики Беларусь: модерн или декаданс?

Что можно посоветовать Национальному центру законодательства и правовых исследований при разработке проекта Закона Республики Беларусь «О персональных данных»?

Совет можно дать такой.
I.
Как известно, 21.12.2017 г. был принят Декрет Президента Республики Беларусь № 8 "О развитии цифровой экономики", предусматривающий, среди прочего, появление и развитие таких видов деятельности, как:
1) киберспорт,
2) проектирование, разработка, обслуживание, реализация, эксплуатация программных и (или) программно-аппаратных средств на основе или с использованием реестра блоков транзакций (блокчейн), распределенных баз данных;
3) создание, обучение нейронных сетей и иных алгоритмов в специализированных разделах искусственного интеллекта, реализация результатов данной деятельности;
4) разработка, обслуживание, эксплуатация и реализация систем беспилотного управления транспортными средствами;
5) разработка или отдельные этапы разработки медицинских технологий, биотехнологий, а также реализация результатов таких разработок;
6) деятельность по аутсорсингу бизнес процессов;
7) издание и продвижение программного обеспечения;
8) майнинг, деятельность биржи криптовалют, деятельность криптообменного пункта, иная
9) деятельность с использованием токенов
.

Очевидно, что основная ориентация будет будет на зарубежных потребителей из наиболее богатых стран Запада. Также очевидно, что доля физических лиц среди иностранных клиентов будет значительной (киберспорт, майнинг, криптобиржи, ICO, блокчейн, тестирование программ с участием физ.лиц, обработка данных физ.лиц и тд.).

II.
Таким образом, разрабатывая законопроект, полагаю, Центру следует задаться вопросами:
а) Верим ли мы в жизнеспособность и актуальность Декрета № 8 для Беларуси?
б) Верим ли мы в способность белорусского и иностранного IT бизнеса создать экспортные продуктовые компании в ПВТ?


Если Центр ответит положительно хотя бы на один вопрос, Ему уместно учесть базовые принципы зарубежного и международного права о персональных данных, в первую очередь регионов, откуда вероятнее всего пойдет трансфер персональных данных в Беларусь.   

Прежде всего это Европейский Союз.

Как известно, 25 мая 2018 г. вступает в силу Общий регламент по защите персональных данных (General Data Protection Regulation (GDPR)).
Он может распространять свое действие и на иностранные (беларусие) компании, подпадающие под условия территориального применения.

Ситуация 1. Регламент применяется в отношение обработки персональных данных, когда контролер и (или) оператор персональных данных (далее ПрД) - резиденты ЕС, а обработка ПрД проходит за пределами ЕС (Беларусь).

Т.е. компании-резиденты ЕС просто не воспользуются услугами компании-резидента Республики Беларусь по обработке ПрД, если законодательство Республики Беларусь не будет содержать императивные нормы, регулирующие режим персональных данных, аналогичным с Регламентом образом.

Ситуация 2. Регламент применяется в отношение обработки перональных данных физических лиц, находящихся в ЕС, контролером или оператором ПрД, созданными за пределами ЕС, в случае, если обработка ПрД осуществляется в контексте:
а) предложения возмездных и безвозмездных услуг и товаров физическим лицам, находящимся в ЕС;
б) наблюдения за поведением физических лиц, находящихся в ЕС в момент наблюдения.

Здесь сложнее, т.к. можно предположить гипотетическое отсутствие у ЕС инструментов влияния на резидента Республики Беларусь, обрабатывающего ПрД лиц, проживающих в ЕС в момент такой обработки, с нарушением требований Регламента. Учитывая характер моего средства массовой информации (блог) я не буду вдаваться в тонкости разрешения Евросюзом подобных ситуаций, но отмечу, что, во-первых,речь идет о ЕС - международной ораганизации, гораздо более встроенной в мировую экономику, чем Беларусь, во-вторых, сколько веревочке не виться, а конец будет, и в-третьих, скупой (во всех смыслах) платит дважды.   

К слову, штрафы за его (Регламента) нарушения могут достигать 20 миллионов евро или 4 % годового оборота за предыдущий финансовый год (если 4% больше 20 мил.).

Для справки, согласно Регламенту, обработка ПрД - это любая операция или набор операций с ПрД или их совокупностями с использованием средств автоматизации или без, включая:
сбор персональных данных, их запись, организацию, структурирование, хранение, адаптацию или изменение, восстановление, консультирование, использование, раскрытие через передачу, распространение или иное обнародование, упорядочение или комбинирование, ограничение, удаление или уничтожение.


К слову, и в дальнейшем, при анализе законопроекта, именно по этому критерию можно определить веру официального Минска в экспортный потенциал Декрета о ПВТ 2.0, и, в принципе, в его [Декрета] жизнеспособность.

Также одним из предпочтительных вариантов будет параллельно с разработкой вышеуказанного законопроекта проработать вопрос подписания и ратификации Конвенции СЕ № 108  о защите физических лиц при автоматизированной обработке персональных данных, открытой для присоединения также им государствам не входящим в Совет Европы.

Учитывая принцип pacta sunt servanda, Республики Беларусь на время разработки законопроекта о персональных данных (до 2019 г.), не нужно будет беспокоиться на счет уверенности национальных и иностранных  резидентов ПВТ в правовой определенности и защищенности персональных данных иностранных физических лиц, со всеми вытекающими из этого преимуществами для их бизнеса.

III. Также выражаю надежду, что Центр все же обнародует концепцию законопроекта и будущие документы, связанные с разработкой законопроекта, до внесения его в Палату представителей.

P.S.
Возможно я ошибаюсь, но складывается впечталение, что это первый случай, когда Беларусь добровольно поставила себя в зависимость от зарубежного и международного (регионального) права.

Первая "жертва" Вайнштейна среди американских федеральных судей

Вайнштейнгейт добрался таки и до федеральных судей США.
Небезызвестный Alex Kozinski, судья федерального апелляционного суда 9 округа (бывший chief judge 9 округа) стал субъектом разбирательства о Judicial Misconduct. Его бывшие клеркессы (law clerk) стали заявлять о допускавшихся им sexual remarks и так далее: showing one pornography, using improper sexual overtones in conversations with one, looking improperly at one's legs, and making an inappropriate comment about one's hair...

Причем "соскочить" будет трудно (не считаю того, что он уже заявил об immediate retirement.).

Во-первых, в 2008 г. Козински уже был уличен администрировании публично доступного сайта с неприличными картинками. Но тогда он отделался извинением и проактивным удалением сайта. Сейчас видимо жалеет, что судейское самоуправление было столь терпимым, а Judicial Conference Committee on Judicial Conduct and Disability очевидно жалеет, что не "вырвало сорняк" тогда, когда это скорее всего не повлекло за собой эффект Вайнштейна.

Во-вторых, нужно понимать кто такие судебные клерки и кто такой Козински.

Для выпускника американского юрфака, clerkship в суде необязательная, но почетная и очень полезная ступень профессионального становления.
(Для справки: в США law clerk это не а ля секретарь-помощник Центрального райсуда, а порой неформальный автор судебных решений, в основном готовящий юридические справки для своего патрона и получающий от него наставления и советы. Это как форма продвинутого ученичества).

В нашем же случае идет речь о федеральном суде, да еще апелляционном (выше только SCOTUS). Нужно ли говорить, что неформальные правила игры на американском трудовом рынке юристов подталкивают выпускников пробиваться на (держаться) позиции судебных клерков. Тем более бытует мнение, что Appellate Lawyers на федеральном уровне получаются прежде всего из бывших клерков федеральных судей (лучше всего апел. и Верховного).

Теперь по Козински: он уже давно известен как feeder judge - он успешно и усиленно "кормит" Верховный суд США своими клерками. Кому же не хочется после фед. апелляционного еще "поклеркствовать" и в федеральном Верховном. А чтобы стать успешным feeder judge, как правило, нужно самому в прошлом быть клерком у будущего или уже действующего судьи Верховного суда США и сохранить с ним хорошие личные отношения. Конечно, принадлежность к одной идеологии (республиканец/демократ) также немаловажно.

К примеру, республиканец Козински был клерком у будущего судьи SCOTUS, а на тот момент судьи 9-го апелляционного Anthony Kennedy (республиканец), а потом у председателя SCOTUS Warren Burger. Courtney Milan, одна из заявивших на Козински, после клеркшипа у него, была клерком у судьи ВС США Sandra Day O'Connor, а после выхода ее в отставку у Anthony Kennedy. Совпадение? :)

Как ни прискорбно, но молодые юристы не менее уязвимы, чем старлетки, желающие пробиться на большой экран.
Это не оправдание.
Но, как представляется, реальную глубину подобных трагедий могут постичь лишь те, кто пытался пробиться наверх или кто имел для этого предпосылки и связанные с этим профессиональные предложения/ожидания (устроиться клерком).

Сама же судебная система США как всегда порадовала: новость о начале дисциплинарного производства с приложенным письмом Председателя Верховного Суда США я узнал на сайте the United States Court of Appeals for the Ninth Circuit, что радует меня, как радетеля judicial transparency в Беларуси.